Социокультурные факторы сегрегации ЛГБТ

В России градус общественной дискуссии вокруг темы сексуальной ориентации значительно ниже, чем на Западе. Однако проблема гомофобии существует, и, главное, существуют проблемы людей, принуждённых всю жизнь доказывать своё право организовывать свою личную жизнь вопреки доминирующим представлениям. В этой связи представляется важным понять, как складывается жизнь у этих людей, насколько они ощущают свою социальную исключённость, и каковы её механизмы и факторы.

Мною было проведено небольшое исследование для выяснения факторов сегрегации ЛГБТ в российском обществе. Респонденты подбирались методом «снежного кома», который был выбран в виду деликатности темы. Сложность темы обусловило и то, что удалось опросить только 43 респондента из разных городов России.

На первый вопрос «Как Вас и Вашу личную жизнь принимает Ваша семья?» только 1 человек ответил «спокойно, семья на моей стороне», только двое порвали со своей семьёй полностью, потому что она не приняла их выбор, и двое ответили, что семья их отвергла. Самые популярные ответы – «родные ничего не знают» и «родители знают и принимают меня, остальные родственники не в курсе». Каждый из этих вариантов выбрали по 15 респондентов. Четверо респондентов ответили, что «родным это неприятно, но они принимают мой выбор», остальные остановились на варианте «семья меня не отвергает, но упреки я слышу постоянно». Таким образом, почти 70% опрошенных в той или иной степени скрывают свою сексуальную ориентацию.

Отношения с друзьями складываются у моих респондентов менее драматично. Только два человека ответили, что вообще не имеют друзей, один подчеркнул, что дружит теперь только с людьми нетрадиционной сексуальной ориентации, пятеро выбрали вариант ответа «со мной остались немногие верные друзья, у меня небольшой круг общения». Самым популярным стал ответ «с некоторыми друзьями мы мирно расстались, некоторые остались со мной, но появились и новые друзья», его выбрали 19 (около 44%) респондентов. Следующим по популярности стал ответ «как-то незаметно круг общения изменился после того, как мои прежние друзья узнали о моей ориентации». Девять респондентов ответили, что прежние друзья отвернулись от них, но появились новые. Шестеро опрошенных заявили, что сохранили всех прежних и приобрели новых друзей. Только один  респондент в графе «другое» написал, что после того, как близкий друг отвернулся от него, он стал скрывать свою сексуальную ориентацию от своего окружения. Необходимо упомянуть, что моими респондентами были люди не старше 28 лет, следовательно, в молодёжной среде легче сохранить отношения, не скрывая особенностей своей личной жизни, чем в кругу семьи.

На вопрос «Сталкивались ли с фактами дискриминации по отношению к Вам из-за Вашей сексуальной ориентации?» шестеро респондентов ответили «никогда» и пятеро – «постоянно». Также пятеро заявили, что предпочитают скрывать свою сексуальную ориентацию и именно поэтому не сталкиваются с дискриминацией. Самым популярным был вариант ответа: «Приходилось сталкиваться всего несколько раз», на нем остановились 15 респондентов, 12 заявили, что сталкиваются с фактами дискриминации периодически.

На вопрос о трудностях, связанных с нетрадиционной сексуальной ориентацией только трое опрошенных ответили, что таких трудностей в их жизни нет. Вопрос предполагал множественный выбор, можно было указать не более трёх вариантов, точнее всего отражающих ситуацию респондента. Самым популярным был ответ – «Я часто чувствую одиночество», его выбрали почти все опрошенные – 41 человек. Вторым по популярности стало высказывание «У меня бывают сложности в общении с родными», его выбрали 37 опрошенных. 25 респондентов отметили, что испытывают трудности с поиском сексуального партнёра, 11 отметили, что у них бывают сложности в общении с коллегами или однокурсниками. Семерых респондентов беспокоит неприязненное отношение окружающих, четверо признали, что «Сложно сохранить работу, если становится известно о моей ориентации». Вариант «Сложно устроится на работу» никто из опрошенных не выбрал. В интервью респонденты также много говорили об одиночестве, об отсутствии понимания со стороны окружающих, ограниченности пространства для самовыражения.

Основными причинами, заставляющими людей неприязненно относиться к ЛГБТ, опрошенные назвали доминирующие в обществе стереотипы и образ, создаваемый в СМИ. Каждый из этих вариантов получил по 32 голоса респондентов. Следующим по популярности был ответ «неприятие непривычного, связанного с возрастом», такой вариант отметили 24 респондента из 43, девятнадцать опрошенных считают причиной негативного отношения к ЛГБТ шумиху в прессе. По три голоса получили такие варианты ответов как «религиозные убеждения» и «физическая неприязнь», и двое респондентов считают, неприязнь может вызывать поведение отдельных представителей ЛГБТ-сообщества.

Основными причинами, заставляющими людей неприязненно относиться к ЛГБТ, опрошенные назвали доминирующие в обществе стереотипы и образ, создаваемый в СМИ.

Отвечая на вопрос «как Вы думаете, что большего всего в Вас может вызывать неприятие окружающих?», респонденты чаще всего выбирали вариант «Сам факт моей сексуальной ориентации». Так ответили 11 респондентов, то есть чуть более 25% опрошенных. 10 респондентов уверены, то неприятие окружающих основано на укоренившихся стереотипах, и 9 человек полагают главной причиной неприятия окружающих образ, создаваемый масс-медиа. Думают, что неприятие окружающих могут вызвать внешний вид и манеры людей нетрадиционной ориентации пятеро опрошенных, трое респондентов остановились на варианте «общий облик в целом». Два респондента думают, что окружающих может раздражать в людях нетрадиционной ориентации их манера одеваться, двое остановили свой выбор на варианте «ничего». Один респондент не ответил на этот вопрос. Интервьюируемые подчеркнули, что одежда и манеры почти не вызывают сегодня особого неприятия ос стороны окружающих. Они отметили, что современное общество вполне адоптировано к стилевому многообразию внешнего облика. Отторжение может вызвать только поведение, акцентирующее внимание на особой сексуальной ориентации, или имеющие черты, идущее в разрез со стереотипными общественными представлениями о «правильном» мужском или женском поведении.

Интервью в основном подтверждают данные анкетного опроса. Основными факторами неприятия обществом ЛГБТ мои респонденты называли общественные стереотипы, подкрепляемые регулярными непродуманными сенсационными репортажами СМИ о гей-парадах, выступлениях и акциях представителей ЛГБТ-сообщества. Интервьюируемые так же отметили, что довольно редко встречаются с неприятием со стороны ровесников, гораздо чаще проблемы возникают во взаимоотношениях с представителями старших поколений. Существенным фактором сегрегации ЛГБТ является место проживания. Провинция, особенно небольшие города и сельские поселения, проявляет гораздо меньше толерантности, чем крупные и столичные города. Кроме того, в провинции гораздо труднее найти близкое по духу сообщество, которое могло поддерживать, помогать в решении проблем взаимоотношений с самим собой и социумом.

Подчеркну, подавляющее большинство респондентов, около 70%, полагают, что причинами неприязни со стороны окружающих к ним являются внешние, независимые от их личного поведения или облика причины – сложившееся предубеждение и образ, тиражируемый средствами массовой информации. Вопрос о механизмах формирования общественных стереотипов оставался за границами моего исследования, так как оно было сосредоточено на вопросе о том, как само ЛГБТ сообщество воспринимает свое положение в обществе, ощущает ли свою отверженность, как воспринимает причины неприятия со стороны общества. И хотя в основном мои респонденты показали себя людьми, вполне интегрированными в общество, не ощущающими себя изгоями, по их ответам можно заключить, что они воспринимают своё положение как особенное, как возможный фактор дискриминации и исключённости. Но основной стратегией решения этой проблемой они полагают поиск своего круга общения или – в ряде случаев – сокрытия своей сексуальной ориентации.

Интервью подтвердили основной вывод, сделанный по результатам анкетного опроса. Дискриминация, по доминирующему мнению моих респондентов, сводится к выражению неприязни со стороны окружающих. Только одна интервьюируемая говорила о настоящей травле, которой она подверглась в школе, и один респондент признался, что ему пришлось уйти с одного места работы, так как его начальник не захотел мириться с сексуальной ориентацией сотрудника.

Чувство одиночества мои респонденты назвали главной жизненной трудностью, связанной с их сексуальной ориентацией. В интервью респонденты признали, что внутри узкого круга друзей и знакомых может и не быть отторжения, по крайней мере, такое сообщество вполне можно сформировать, и оно вовсе не обязательно должно включать только людей нетрадиционной сексуальной ориентации. Но, тем не менее, большинство моих респондентов считают, что в определённых пределах им стоит скрывать свою сексуальную ориентацию. Причём самый распространённый аргумент – деликатность, нежелание выставлять напоказ свою личную жизнь.

Чувство одиночества мои респонденты назвали главной жизненной трудностью, связанной с их сексуальной ориентацией.

Примечательно, что у всех интервьюируемых сложилось неоднозначное представление о фактах демонстрации своего образа жизни представителями сексуальных меньшинств, особенно публичными, известными персонами. С одной стороны, все интервьюируемые считают, что ЛГБТ должны заявлять о себе, чтобы их интересы всерьёз принимались обществом. С другой стороны, они выразили беспокойство по поводу шумихи, которую пресса создает вокруг ЛГБТ. Мои респонденты подчёркивали, что хотели бы конструктивной общественной дискуссии, которая могла привести к устранению предубеждения большинства людей относительно ЛГБТ и решению их проблем. Правда, все мои респонденты уверены, что российское общество абсолютно не готово к каким бы то ни было решительным действиям в этой области, например, к легализации однополых браков. Единственное, к чему нужно стремиться сегодня – это постепенное изменение представлений общества о проблеме сексуальной ориентации, устранение господствующих стереотипов.

Тем не менее, мои респонденты подчеркнули в интервью, что считают необходимым участвовать в акциях, проводимых ЛГБТ-сообществом. Большинство, правда, довольно сдержанно относятся к политизации проблем ЛГБТ, полагая, что главной для сообщества является культурная, социализирующая функция. Так, и большинство анкетируемых, 22 человека из 43, отвечая на вопрос «Участвуете ли Вы в акциях за права ЛГБТ», выбрали вариант «Периодически, так как считаю своим долгом поддерживать сообщество». Десять человек выбрали вариант «иногда, когда повод достойный», только двое анкетируемых ответили – «да, постоянно», двое респондентов никогда не участвуют в подобных акциях. Два респондента выбрали вариант «Крайне редко, я считаю такие акции бессмысленными, общество не переубедить», один ответил, что не участвует в акциях, считая их вредными для имиджа ЛГБТ. Остальные респонденты отметили, что время от времени принимают участие в акциях.

Хотя моё исследование не претендует на репрезентативность, оно позволяет сделать ряд выводов с определённой степенью уверенности. Сексуальная ориентация, признанная в обществе как нетрадиционная, заставляет человека переосмысливать своё положение в обществе, искать своё место, формировать заново круг знакомых в поиске поддержки и понимания. Сложнее всего при этом выстроить взаимоотношения со старшими родственниками, вообще непонимание и неприятие проявляют чаще всего представителей старших поколений. Основными факторами сегрегации ЛГБТ большинство моих респондентов считают общественные стереотипы и неадекватное отражение в масс-медиа проблем сексуальных меньшинств.

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


8 − = пять