Исследование ИГСО: Кризис социальной политики в России

Экономический кризис, поразивший в той или иной мере все страны мира, закономерно затронул и Россию, развитие которой в течение последних 20 лет опиралось преимущественно на вывоз нефти, газа, а также других видов сырья и полуфабрикатов. Однако наряду с экономическими трудностями, порожденными внешними факторами, мы сталкиваемся и с нарастающим социальным кризисом, который в значительной мере вызван политикой, проводившейся в этой сфере на протяжении второй половины 2000-х годов, и радикально усугублен решениями, принятыми «социальным блоком» уже нынешнего правительства. Постоянно ухудшающееся положение дел в этой сфере правительственные чиновники склонны объяснять чем угодно от нехватки денег до склонности россиян к злоупотреблению алкоголем, исключая только один фактор — свои собственные действия.

Между тем комплекс мер, определяемых понятием «социальной политики», нуждается в критическом анализе. Кризис как явление, в какой бы сфере оно не проявлялось, в экономике или политике, зачастую описывается сочетанием двух факторов – недовольство массы рядовых участников системы тем, как система работает, и неспособность тех, кто занимает в системе руководящие позиции что-либо изменить к лучшему. Таким же образом можно описать кризис в российской социальной системе: падение доверия населения к государственной социальной политике и объективное снижение эффективности работы социальных институтов. Доказательствами данных тезисов являются результаты опубликованных социологических опросов. Большая часть респондентов дает отрицательную оценку работы социальной системы и фиксирует негативную динамику изменений.

Так, по данным ВЦИОМ, 51% населения страны фиксирует ущемление своих прав на медицинскую помощь, социальную защиту, жизненный уровень, 41% населения – ущемление права на бесплатное образование, равный доступ к образованию, 37% – на работу, хорошие условия и справедливую оплату труда[1]. 55% граждан не удовлетворены качеством российской системы образования[2]. 64% граждан не удовлетворены качеством российской системы здравоохранения[3]. 42% граждан не согласны с ходом пенсионной реформы[4].

Социальный блок правительства демонстративно игнорирует эти тревожные сигналы, отказываясь всерьез воспринимать общественное мнение. Однако недовольство населения работой социальной сферы — это вызов системе. Проблема усугубляется и становится кризисом как раз таки ввиду неспособности системы в лице её управленцев предложить адекватный ответ на этот вызов. При этом списать проблему на нехватку ресурсов или внешние факторы не получится – негативные тенденции наблюдаются давно, а рост финансирования бюджетной сферы за последние 10 лет не привел к пропорциональному росту эффективности. Речь идет о падении качества работы системы не только в абсолютных показателях, когда качество работы падает с течением времени, но и в относительных (падает качество работы российской системы в сравнении с социальными системами других стран).

Возникла парадоксальная ситуация: с одной стороны, рост социальных расходов не приводит к пропорциональному или сопоставимому росту результативности и эффективности системы, но с другой стороны, снижение расходов оборачивается быстрым развалом системы и немедленным ухудшением её результатов (достаточно вспомнить данные о резком росте смертности в 2015 году, который трудно объяснить иначе, чем своеобразной «реакцией» населения на сворачивание структур медицинской помощи на местах). Налицо классический пример кризиса управленческой модели. Этот кризис равномерно затрагивает все основные сектора социальной политики — образование, здравоохранение, социальное обеспечение, пенсионную систему, трудовые отношения и т.д.

Так в 2013 г. в международном рейтинге уровня образования Россия заняла 36 место[5]. Если даже не вспоминать, что Советский Союз, в отличие от современной России, по этим показателям постоянно находился в числе лидеров, тревогу вызывает стремительное ухудшение показателей именно за последние годы. Ведь даже на фоне резкого падения рейтинга российского образования наша страна занимала 20 место ещё в 2012 г.[6] Согласно оценочной системе Организации Экономического Сотрудничества и Развития PISA (международная программа по оценке образовательной деятельности учащихся), за 2012-2013 гг. по уровню знаний (в дисциплинах математика, естествознание, чтение) российские школьники показали результаты ниже средних. В 2014 г. в рейтинге по уровню здравоохранения, составленном агентством Bloomberg, Россия заняла последнее 51 место[7].

Низкие результаты российской системы здравоохранения усугубляются фактом отставания российской системы здравоохранения даже от Восточной Европы и некоторых стран третьего мира[8]. По данным рейтинга Global Age Watch Index 2014, составленного международной благотворительной организацией HelpAge International при поддержке ООН, Россия занимает 65-е место среди лучших стран для проживания пожилых людей[9]. Также согласно рейтингу качества социального развития стран мира, составленному американской некоммерческой организацией The Social Progress Imperative, Россия заняла 80 место из 132 возможных, пропустив вперед Бразилию, Китай, Индию, Намибию, Гондурас, Тунис, Парагвай, Грузию, Ботсвану, Колумбию[10]. Согласно другому рейтингу Индекса человеческого развития, опубликованному в «Докладе о человеческом развитии 2014 года» (Human Development Report 2014), России принадлежит 57 место, и она по-прежнему уступает большинству стран Европы, включая Беларусь, Румынию и маленькую Черногорию[11].

Полный текст исследования можно скачать здесь.

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


− 5 = три